Легендарные 12 стульев и теннисный министр

1

В связи со сложившимися обстоятельствами выпуск печатной версии журнала PROCOURT оказался невозможен. В связи с этим наш сайт предоставляет посетителям и читателям журнала возможность ознакомиться со всеми публикациями первого номера журнала за 2020 год.  

Кто не помнит знаменитый роман Ильфа и Петрова «12 стульев или золотой теленок»? В свое время им зачитывались все, от мала — до велика. Популярность романа была столь велика, что в 1971 году наш знаменитый режиссер Леонид Гайдай экранизировал его. Главные роли в том незабываемом триллире играли Арчил Гомиашвили (великий комбинатор Остап Бендер) и Сергей Филиппов (Киса Воробьянинов).

Успех фильма был настолько оглушительным, что шесть лет спустя после Гайдая наш другой великий режиссер, Марк Захаров, снял свою версию этого приключенческого романа. И здесь в главных ролях блистали такие знаменитости нашего экрана, как Андрей Миронов (Бендер) и Анатолий Папанов (Воробьянинов).

Я не буду пересказывать здесь сюжет фильма, которые многие помнят. Напомню лишь одно: главные герои фильма охотились за двенадцатью гамбсовскими стульями якобы с припрятанными в них бриллиантами.

Что же это за стулья такие, из-за которых разгорелось столько страстей, и какое отношение они имеют к теннису, о котором идет здесь речь? Оказывается, самое прямое.

В конце ХVIII века в Москву прибыл на заработки начинающий немецкий мастер-краснодеревщик Генрих Гамбс (1765 — 1831). Москва немцу понравилась, да и спрос на мебель был там велик. Гамбс остался в Москве и с успехом развернул в Первопристольной свое дело — его мебель славилась удобством и надежностью. Вскоре его клиентами стали Великая княгиня Мария Федоровна, знаменитые писатели Пушкин и Грибоедов, а также московская дворянская знать.

После смерти Гамбса дело продолжали его четверо сыновей, но, увы, без особого успеха. И дело, в конце концов, заглохло. А вот правнуку Гамбса Эрнесту повезло больше: он обосновался в Лондоне и стал активно сотрудничать со знаменитой английской мебельной фирмой «Chippendale». Со временем его дела в Лондоне пошли в гору.

Но, помимо мебели, главной страстью Эрнеста был русский лаун-теннис. Гамбс был членом элитного «Санкт-Петербургского кружка спортсменов» и, проживая постоянно в Лондоне, представлял интересы русского тенниса за рубежом, являясь фактически министром иностранных дел отечественного тенниса. Так, когда в 1913 году представители «Всероссийского союза лаун-теннис клубов» Александр Стахович и Владимир Маршал не смогли по уважительным причинам принять участие в учредительном собрании Международного союза лаун-тенниса (ныне Международной федерации тенниса), интересы русского лаун-тенниса в Париже достойно представлял Эрнест Гамбс. Помогал он и в организации первого командного матча России с Англией (1913) и т. д.

После большевистского переворота в России Гамбс навсегда остался в Англии. Там он развернул большую работу по теннису в «Англо-Русском спортивном клубе» в Лондоне вместе с первым чемпионом России Георгием Бреем. После создания в июне 1929 года, в Париже, «Российской лаун-теннисной федерации» Гамбс стал представлять интересы этой федерации в Международном союзе лаун-тенниса. И делал это весьма успешно вплоть до начала второй мировой войны.

А скольким русским бедствующим теннисистам-эмигрантам помогал на первых порах Гамбс? Люди были благодарны ему за это, и навсегда сохранили о нем добрую память.

Борис Фоменко, историк российского тенниса

 

 

На фото: лондонский «Англо-Русский спортивный клуб». Слева направо: известная петербургская теннисистка Наталья Сиверс, Георгий Брей, неизвестный и Эрнест Гамбс.

 

Оставить комментарий