Игорь Куницын: В женском парном матче за «бронзу» произошло необъяснимое

i

Как известно, олимпийский теннисный турнир завершился для сборной России на мажорной ноте: завоеванием золотой и двух серебряных медалей. О происходившем на токийских кортах, но — главное — и вне их PROCOURT рассказал тренер национальной команды Игорь Куницын.

— Игорь, в первую очередь примите искренние поздравления с успешными выступлениями россиян в турнире смешанных пар. Тем не менее, не могу не спросить, не было ли обидно из-за того, что Карену Хачанову досталось «серебро», а Елене Весниной и Веронике Кудерметовой не хватило всего одного очка на чемпионском тай-брейке для завоевания олимпийской «бронзы»?

— К Карену не может быть никаких претензий. Три матча — против Щварцмана, Карреньо-Бусты и Умбера — он сыграл на высоком уровне. В финале же Зверев творил чудеса. Конечно, всегда хочется большего, но в таких случаях ничего поделать нельзя. Что же касается матча за третье место у женских пар, проигрыш с четырёхкратного матч-бола объяснить невозможно. Особенно обидно за Кудерметову: в полуфинале им с Весниной досталась в соперники лучшая пара мира. А в поединке за третье место случилась та самая необъяснимая ситуация. Надеюсь, что в будущем у Вероники появится не один шанс завоевать-таки олимпийскую медаль.

— Насколько справедливо определять победителя матча в парном разряде и миксте посредством чемпионского тай-брейка, а не при помощи полноценного сета? Да и Брэд Гилберт на днях заявил о том, что в «золотом» олимпийском поединке у мужчин хотелось бы видеть встречу из пяти партий, как это и было раньше.

— Организаторы вправе самостоятельно принимать решение по регламенту соревнований. И мы готовились к олимпийскому турниру по тем правилам, которые были в Токио. Раньше и финалы мужских «Мастерсов» проводились в пятисетовом формате. А сейчас везде, за исключением турниров «Большого шлема», играют из трёх партий. У каждого варианта есть свои плюсы и минусы. Олимпиады проводятся в разных климатических условиях. И формат должен соответствовать и им, и кортам, на которых проходят матчи.

— В один из завершающих дней теннисного турнира проходила демонстрация противников Игр. Не помешало ли это игрокам?

— Сие действо происходило не рядом с теннисным центром, а в городе. Хотя оно было довольно громким, звуки доносились и до кортов, но игрокам это, конечно, не мешало.

— Нынешняя Олимпиада впервые проводится при столь жёстких ограничениях. Можно ли сравнить их с теми, что существовали на турнирах «Большого шлема», где приходилось жить в так называемом пузыре? 

— Во-первых, и на «мэйджорах» везде были свои нюансы. А во-вторых, мы были заняты целыми днями, с утра до вечера. Единственное существенное отличие от предыдущих Олимпиад состояло в том, что раньше в тренировочный день или после поражения участники турнира могли пойти посмотреть другие соревнования, а в этот раз такой возможности мы были лишены.

— Наверное, в отличие от предыдущих Игр в Токио всем теннисистам пришлось жить в олимпийской деревне?

— Нет, некоторые команды, которые я называть не буду, жили и вне олимпийской деревни. Но основная масса, конечно же, в ней.

— По некоторым сообщениям, условия проживания были едва ли не спартанские. В частности, критике подвергались кровати. Как наши игроки к этому приспособились? Всё-таки топ-теннисисты привыкли к комфорту.

— Профессиональные турниры и Олимпиады — разные вещи. Однако в сравнении с Рио условия в Токио были лучше. И жильё, и еда.

— Кстати, об еде. Одна из наших теннисисток — уже не вспомню, кто именно, — рассказывала мне, что после отравления суши в последующем во время соревнований она категорически отказалась от японской кухни. А какие блюда предпочитали российские участники олимпийского турнира?

— Меню на Играх всегда разнообразное. Так что спортсменам было из чего выбрать.

— Можно ли сказать, что на физическом состоянии Даниила Медведева и, как следствие, на его выступлении в Токио отразились не только погодные условия, но и сказалось отсутствие на сахалинских сборах команды?

— Нет. Но Даниил и не смог бы принять в них участие, потому что не укладывался по срокам. В это время он занимался оформлением американской визы, которую в итоге и получил.

— Почему не все российские участники олимпийского турнира находились в Японии с личными тренерами?

— У команд были существенные ограничения. Квота не позволяла взять в Токио более четырёх человек. Поэтому мы совместно определили, кто именно это будет. Наставник Рублёва не смог приехать в Токио. Хачанов незадолго до Игр расстался со своим шведским тренером Розенгреном. А оформить вместо него аккредитацию для испанца Клавета, который сотрудничает с Кареном сейчас, мы уже не успевали. Конечно, мы хотели взять больше специалистов, как это было на предыдущих Олимпиадах.

— Насколько комфортно игралось при пустых трибунах? Конечно, теннисисты уже выступали без зрителей. Однако на Играх такого раньше не было.

— Конечно, со зрителями лучше, чем без них. Но всё-таки трибуны не были совсем пустыми, когда в ложе игрока сидит один тренер. На стадионе присутствовали порядка пятидесяти человек: команда, журналисты, кто-нибудь из МОК.

— Как Вы в целом оцениваете выступление россиян на олимпийском турнире?

— Как очень хорошее. Три призовых места говорят сами за себя. И ребята, и девушки молодцы. В команде была прекрасная и дружная атмосфера.

— Накануне соревнований безусловным фаворитом считался Новак Джокович. Стало для Вас неожиданным его выступление?

— Не считаю его неудачу в миксте какой-то большой сенсацией. А вот проигрыш в «одиночке» достаточно неожиданен. Но дело в том, что на «мэйджорах» играют из пяти сетов, а здесь — из трёх. В этом формате у соперников Джоковича шансов на успех больше. К тому же и Зверев, и Карреньо-Буста находились в Токио в прекрасной форме.

— Серб сказал, что всё равно добьётся осуществления своей мечты и завоюет олимпийскую медаль через три года в Париже. Сможет ли он, на Ваш взгляд, это сделать?

— Этого не знает никто, включая самого Джоковича.

Фото — sport24.ru

Оставить комментарий