Екатерина МАКАРОВА: «ПОБЕДА В РИО БЫЛА МОЕЙ ГЛАВНОЙ МЕЧТОЙ»

Ekaterina Makarova on the tennis ceremony "Russian Cup 2012"

В связи со сложившимися обстоятельствами выпуск печатной версии журнала PROCOURT оказался невозможен. В связи с этим наш сайт предоставляет посетителям и читателям журнала возможность ознакомиться со всеми публикациями первого номера журнала за 2020 год.  

 

Обладательница 19 титулов в трех разрядах в эксклюзивном интервью Procourt о причинах завершения своей карьеры, победах с Еленой Весниной и Бруно Соаресом и без них, походах в театры с Евгенией Манюковой и первых уроках с юными подопечными.

Procourt: Екатерина, как долго вызревало ваше решение о завершении карьеры?

Е. Макарова: Впервые я задумалась об этом довольно давно. Решиться на такой шаг именно сейчас было тяжело – сезон-то олимпийский. Евгения Александровна Манюкова до последнего момента верила, что я смогу еще поиграть, да и Шамиль Анвярович Тарпищев говорил о возможном выступлении на Играх в Токио. Но я пыталась прислушиваться к своим внутренним ощущениям и в какой-то момент поняла, что надо поставить точку и двигаться по жизни дальше.

 Procourt: Сколько лет вас беспокоят ахиллы, из-за которых, собственно, вы и ушли?

Е. Макарова: Правую ногу я впервые повредила на «Roland Garros» в 2012 году, незадолго до Олимпиады в Лондоне. Мы как раз начали совместные выступления с Еленой Весниной. Паузу брать было нельзя, поэтому ту травму я до конца не залечила, и она периодически напоминала о себе. А через год в Истборне я повредила еще и левый ахилл.

Procourt: Обидно заканчивать именно сейчас? Ведь многие ваши сверстницы еще выступают, причем довольно успешно?

Е. Макарова: Абсолютно не обидно, поскольку внутренне я была к этому готова. И перерыв в феврале прошлого года брала абсолютно осознанно, поскольку после предсезонки и всего трех турниров – в Австралии, Санкт-Петербурге и Дубае, — поняла, что не могу терпеть эту боль, что теннис даже на тренировках превратился для меня в одно сплошное мучение. Ну а потом, примерно в декабре, стало ясно, что ахиллы по-прежнему не выдерживают нагрузок и вернуться не получится. Да и не в том я возрасте, чтобы постоянно себя преодолевать.

Procourt: Можете назвать три слова, которые вас точнее всего характеризуют?

Е. Макарова: Ответственность, упорство и честность. Я всегда выкладывалась на сто процентов. Работоспособность у меня зашкаливала.

 Procourt: О том, что вы большая трудяга, мне рассказывали еще где-то пятнадцать лет назад, в самом начале вашей карьеры. А чему в первую очередь вас научила Евгения Александровна Манюкова?

Е. Макарова: Поверить в себя. Особенно важно это было при переходе во взрослый теннис. Евгения Александровна настаивала, что нельзя ждать чужих ошибок, надо как следует бить по мячу и создавать выигрышные ситуации самой, а не надеяться на соперницу. В детстве у меня присутствовала определенная трусость, и ей пришлось где-то ломать меня, перестраивать мое внутреннее состояние. Евгения Александровна верила, что мне по силам добиться больших успехов, а я верила ей. Это в конечном счете и дало результат.

Procourt: С какого года вы знакомы с Манюковой?

Е. Макарова: Сейчас посчитаем. Я тогда поехала играть за сборную до 14 лет, когда мне было 13. Выходит с 2001-го.

Procourt: Её до сих пор можно назвать для вас близким человеком?

Е. Макарова: Конечно. Она для меня как член семьи. Мы же на протяжении примерно пяти лет во время выездов на турниры постоянно жили в одном номере. А когда появилась возможность разъехаться, то я поначалу даже не представляла, как это возможно. В моей жизни был период, в течение которого я проводила с Евгенией Александровной больше времени, чем со своей мамой. Мы и в театр вместе часто ходили. Смотрели в основном то, что выбирала Евгения Александровна. Были в «Современнике», Театре наций, на «Иоланте» Чайковского в Большом театре и на современном спектакле «Ladies Night. Только для женщин» в Театре Моссовета. Жанры были разные, все понемногу.

Procourt: Манюкова имеет репутацию требовательного тренера. Были моменты, когда вы чувствовали, что она немного перегибает палку?

Е. Макарова: Нет. Лично для меня Евгения Александровна – идеальный тренер. Думаю, что с другим наставником я бы не смогла добиться тех успехов, которых мы добились вместе с ней. Именно ее жесткость и двигала меня вперед.

Procourt: Есть теннисистки, которые остаются в истории как сильные одиночницы. Есть так называемые специалистки парного разряда. А вы себя к какому типу относите?

Е. Макарова: Я универсал. Хотя у меня есть ощущение, что в большей степени меня воспринимают как парницу. Почему-то многие считают, что первый номер в парном рейтинге это более высокое достижение, чем восьмое в одиночном.

Procourt: Это обидно?

Е. Макарова: Есть такое. Во всяком случае, я стараюсь бороться за свою одиночку (улыбается). Если человек, который представляет меня, забывает про неё, я аккуратно поправляю. Все-таки в одиночке у меня были отличные результаты.

Procourt: Просто у большинства ваша фамилия ассоциируется с олимпийским золотом Рио-де-Жанейро, которое в 2016 году вы завоевали с Еленой Весниной. А были случаи, когда ради одиночки парой приходилось жертвовать?

Е. Макарова: У меня нет. Возможно, сейчас, задним числом, я понимаю, что в определенных ситуациях действительно можно было экономить силы. Но ведь в таком случае, наверное, не было бы победы на Олимпиаде. Да и вообще у нас с Леной все настолько хорошо получалось, что жертвовать парой было просто жалко. Казалось, что на корте мы созданы друг для друга, взаимопонимание было идеальным. Часто нужные комбинации рождались без слов. К тому же я всегда играла пару. Она помогала мне для продвижения в одиночке и на раннем этапе карьеры, и позже.

Procourt: Ваш взлет в одиночке ассоциируется с травяным турниром в Истборне, на котором в 2010 году вы взяли первый титул. Начиная с квалификации, выиграли восемь матчей подряд, в том числе у пяти игроков из первой двадцатки, да еще к тому же не отдали ни одной партии. Как вам это удалось?

Е. Макарова: Тот Истборн я начинала в рейтинге ровно на сотом месте и опускаться ниже очень не хотелось. Я бы восприняла это как полный провал и уже на квалификацию выходила полностью мобилизованной. А потом просто наступило какое-то озарение. Я попадала в корт буквально из любой точки всеми возможными и невозможными ударами. И на самом деле ощущала, что показываю феноменальный для себя теннис, не замечая ничего вокруг. Меня как будто кто-то вел по этой дороге, а перед глазами почему-то все время всплывал момент, как я поднимаю чемпионский кубок. И в итоге это произошло на самом деле! Интересно, что когда я приехала в Истборн на следующий год, то не понимала, как там в такой сильный ветер вообще можно играть.

Procourt: Какой результат в одиночном разряде вы ставите выше всего?

Е. Макарова: Наверное, полуфинал US Open 2014 года, на котором мы еще и пару выиграли. Это тоже был фантастический для меня турнир. Я была идеально готова, но сильно волновалась. И даже плакала на разминке из-за того, что у меня ничего не получается. А потом через два часа играла в абсолютно другой теннис и побеждала. Интересно все-таки устроена человеческая психика!

Procourt: Затем вы сразу дошли до полуфинала и на Australian Open 2015 года, на который в качестве спарринг-партнера взяли с собой Александра Красноруцкого.

Е. Макарова: Дело в том, что в конце 2014 года мы перестали работать с Анатолием Григорьевичем Глебовым, который помогал мне с массажем и физподготовкой. Меня это его решение шокировало, и я понимала, что кроме Евгении Александровны, чья техника в принципе идеально подходит мне для разминки, в моей команде необходим еще один человек. Так и родилась идея с Сашей. В Австралии, кстати, все классно сложилось, и мы с ним еще примерно полгода работали.

Procourt: С Еленой Весниной у вас существовала какое-то соревнование в одиночном разряде?

Е. Макарова: Нет, в одиночке каждая из нас шла своим путем. Мы всегда болели друг за друга, а когда что-то не складывалось – сочувствовали, говорили, что, мол, плюнь, не переживай, сейчас тут пару выиграем. Хорошие выступления в паре, кстати, нам часто помогали набраться уверенности перед следующим турниром, где мы уже показывали хорошие результаты в одиночке. Это легко прослеживается.

Procourt: После победы в Рио-де-Жанейро, было ощущение, что в теннисе для вас круче уже ничего не будет?

Е. Макарова: У меня – да. Я ведь еще после Лондона говорила Евгении Александровне, что сыграю Рио — и закончу. Мне было ясно, что в 28 лет эта Олимпиада может стать для меня последней и надо выкладываться до конца. А когда мы выиграли, я просто поняла, что это все. В тот момент желание заканчивать карьеру у меня еще не сформировалось, но вернуть мотивацию было очень тяжело, хотя мы с Евгенией Александровной на эту тему много разговаривали. Мне стало трудно найти в спорте новую мечту. Да, в одиночке мне не удалось дотянуться до победы на турнире «Большого шлема». В теннисе это самое высокое достижение, и Евгения Александровна считала, что мне оно по силам. Но я часто задумывалась, так уж хочу этого добиться? И приходила к выводу, что на самом деле это желание не мое. Вот победа в Рио была моей главной мечтой. Поэтому пришла она не случайно.

Procourt: Вы ведь еще и в миксте побеждали — на US Open 2012 года в миксте с бразильцем Бруно Соаресом. Как высоко вы ставите тот титул?

Е. Макарова: Это моя первая победа на турнирах «Большого шлема», поэтому она очень ценна для меня. Начиналось все, кстати, очень своеобразно. Микст ведь тоже полезен для одиночки. Там более расслабленная атмосфера, но другие скорости – в частности, можно потренировать реакцию на быструю подачу. Поэтому я тогда часто играла микст, вот только с партнерами как-то не складывалось. Лишь однажды мы с чехом Ярославом Левински в 2010 году дошли финала в Австралии. А в 2012 году у меня уже и одиночка неплохо шла, да и пара тоже. Поэтому перед US Open я сказала Евгении Александровне, что если и буду играть микст, то только с Бруно, с которым однажды имела хороший опыт. Но он уже заявился с другой партнершей! И вдруг, буквально за пять минут до окончания подачи заявок на микст прямо во время тренировки мне сообщают, что партнерша Бруно снялась и он предлагает сыграть мне, только решать надо очень быстро. Я посмотрела на Евгению Александровну – и согласилась. В итоге в одиночке я тогда проиграла в третьем круге Серене Уильямс, в паре с Леной мы тоже выиграли только два матча, а микст с Бруно выиграли. Причем соперничать нам c самого начала пришлось с сильными игроками. В первых двух кругах мы победили двух братьев Брайанов, которые выступали с Лизой Рэймонд и Ким Клейстерс.

Procourt: Известно, что сейчас вы пробуете заниматься с детьми. Откуда такое желание?

Е. Макарова: Сначала поступило предложение от Академии Александра Островского. Я размышляла около месяца, но потом решила попробовать. Для начала взялась консультировать группу девчонок от 9 до 11 лет, у которых есть свои личные тренеры. Это интересный возраст, когда дети вроде бы уже что-то умеют, но по большому счету все равно только начинают. Одни сразу воспринимают твои мысли, другие – с запозданием. Поэтому к каждому ребенку требуется свой особый подход, свои слова. Посмотрим, что у меня получится, какая будет динамика.

Procourt: Что, на ваш взгляд, важнее всего донести до ваших маленьких подопечных, которые делают в теннисе первые шаги?

Е. Макарова: Какими бы вы талантливыми ни были, на одном таланте вылезти невозможно. Все успехи приходят только через большой труд, только если ты отдаешь делу всего себя. И еще, конечно, очень важно доверять своему тренеру. Ведь если вы не верите, что тренер прав, из вашей совместной работы вряд ли выйдет что-то толковое.

Интервью взял Евгений Федяков, специально для Procourt

 

Екатерина МАКАРОВА

Родилась 7 июня 1988 года в Москве.

На профессиональных турнирах дебютировала в июне 2003 года.

Главные достижения.

Одиночный разряд.

3 титула: 2010 — Истборн; 2014 – Паттайя; 2017 — Вашингтон. 2 финала.

Полуфиналы US Open (2014) и Australian Open (2015), четвертьфинал Уимблдона (2014).

8-е место в мировом рейтинге (6 апреля 2015 года).

Парный разряд.

15 титулов: 2009 — Фес (с Алисой Клейбановой); 2012 – Пекин, Москва; 2013 – Индиан-Уэллс, Roland Garros; 2014 – US Open; 2016 – Монреаль, Олимпиада в Рио-де-Жанейро, WTA Finals в Сингапуре; 2017 – Дубай, Уимблдон, Торонто; 2018 – Мадрид, Цинциннати (с Еленой Весниной); 2019 – Санкт-Петербург (с Маргаритой Гаспарян). 21 финал.

1-е место в мировом рейтинге (11 июня 2018 года).

Микст.

1 титул: 2012 – US Open (с Бруно Соаресом). 1 финал.

Призовые за карьеру — $ 13 229 362.

Оставить комментарий